Печат

Встречайте, деревня Верхние Мандроги

Автор „Русия днес“. Пуб­ли­ку­вана в Будни

Предпри­нима­тель купил раз­ру­шен­ную деревню. На реке Свирь, ровно посе­ре­дине между Ладож­ским озе­ром и Онеж­ским озе­ром, там, где нет ника­кой промыш­лен­но­сти, где послед­ние люди ухо­дят с обжи­тых мест, где полно кома­рья и земля пред­став­ляет из себя полу­за­бо­ло­че­ный песок, по идее должна нахо­диться „филей­ная часть” мира. По сути дела она там и была, но вдруг пере­стала ею быть. Рядо­вая деревня, рас­по­лагающа­яся посреди глу­хих лесов Ленинград­ской обла­сти, в 300 км. от Питера. По дан­ным пере­писи насе­ле­ния 1905 года в деревне был 21 дом и 141 чело­век кре­стьян. После рево­люции деревня стала постепенно расши­ряться — в ней жило уже 439 чело­век. Однако во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны деревня была прак­ти­че­ски стёрта с лица земли. После войны кол­хоз вос­ста­нав­ли­вать не стали, в деревне жило пол­тора чело­века посто­ян­ных жите­лей, да немного­чис­лен­ные дач­ники. Всё изме­нил 1996 год. К област­ным вла­стям при­шёл питер­ский предпри­нима­тель с прось­бой про­дать ему деревню. Там покру­тили у виска, но согла­си­лись. И уже через несколько лет вме­сто уми­рающей деревни вырос большой тури­сти­че­ский и ремес­лен­ный центр: ресто­раны и кафе, пирс для при­ёма кораб­лей, бани и сауна, цер­ковь, мель­ница, госте­вые дома и отдель­ная гости­ница. Для каж­дого ремесла был выде­лен отдель­ный дом. Там не только музей, но и действующая мастер­ская, где про­во­дятся мастер-​классы, обу­чают азам ремесла. Кроме мастер­ских орга­ни­зо­вано большое кре­стьян­ское подво­рье, ката­ние на лоша­дях, санях, вело­сипе­дах. Сего­дня в этой деревне делают оста­новки кру­из­ные катера и даже реч­ные лайнеры.

Но суть совершенно не в этом. А в том, что приш­лый предпри­нима­тель (как их назы­вают, варяг) дал нормаль­ную, хорошо опла­чи­ва­емую работу всем, кто желал рабо­тать и зара­ба­ты­вать. Все жители заняты рабо­той с тури­стами, с утра до вечера, сво­бод­ного времени можно ска­зать нет совсем. Но в то же время для пер­со­нала постро­ено служеб­ное жильё, есть небольшая школа и дет­ский сад, рабо­тает очень при­лич­ная сто­ло­вая с трёх­ра­зо­вым пита­нием в виде швед­ского стола. Неко­то­рые жур­на­ли­сты срав­ни­вали предпри­нима­теля с помещи­ком, а пер­со­нал с крепост­ными. Мол, варяг купил землю с душами, и теперь тво­рит всё, что ему заблаго­рас­су­дится. Однако доста­точно спро­сить, что об этом думают сами мест­ные жители. Так вот они про­сто бого­тво­рят этого чело­века. В уми­рающую деревню (в округе тоже всё заги­ба­лось) при­шёл насто­ящий хозяин, кото­рый дал людям не про­сто деньги и работу, он дал им смысл жизни, возмож­ность тру­диться на род­ной земле, в род­ных местах. Попасть туда на работу со сто­роны про­сто нере­ально — текучка 0 процентов.

Мораль очень про­ста — в нашей стране есть тысячи мест, кото­рые могли бы стать цен­трами при­тяже­ния, тури­сти­че­скими цен­трами, цен­трами отдыха, обу­че­ния — когда есть такие люди.