Печат

Подвиг советских разведчиков

Автор „Русия днес“. Пуб­ли­ку­вана в Герои вели­кой войны

Малое количество "Золотых звезд" среди сотрудников Смерша помогло предотвратить покушение на Сталина

О воен­ной контр­раз­ведке Смерш суще­ствует масса про­ти­во­ре­чи­вых све­де­ний. Кто-​то назы­вает эту орга­ни­за­цию чисто кара­тель­ной струк­ту­рой, другие счи­тают Смерш самой эффек­тив­ной контр­раз­вед­кой времен Вто­рой миро­вой войны. Как это обычно и бывает, истина лежит где-​то посе­ре­дине. А еще именно сотруд­ники Смерша соби­рали дока­за­тельства воен­ных пре­ступ­ле­ний, кото­рые поз­во­лили при­го­во­рить вер­хушку Тре­тьего рейха к казни на Нюрн­берг­ском процессе.

Глав­ное управ­ле­ние контр­раз­ведки (ГУКР) Смерш („Смерть шпи­о­нам”) было создано 19 апреля 1943 г. на основе осо­бых отде­лов в армейских частях. Всего было создано три абсо­лютно неза­ви­симых друг от друга орга­ни­за­ции под оди­на­ко­вым назва­нием. Глав­ное управ­ле­ние контр­раз­ведки Смерш, кото­рое возгла­вил Вик­тор Аба­кумов, под­чи­ня­лось лично Ста­лину. Еще один Смерш, Управ­ле­ние контр­раз­ведки при Нар­ко­мате Военно-​Морского Флота, под­чи­нялся нар­кому Нико­лаю Куз­нецову. А тре­тье Управ­ле­ние контр­раз­ведки Смерш было создано в НКВД и под­чи­ня­лось Лав­рен­тию Берии.

Суще­ствует оши­боч­ное мне­ние, что при­чи­ной созда­ния Смерша стала не борьба со шпи­о­нами, а рас­тущая попу­ляр­ность войско­вых офице­ров Крас­ной Армии. Мол, явный пере­вес в войне перешел на сто­рону СССР, и вождь оза­бо­тился тем, что слава неко­то­рых гене­ра­лов стала сопер­ни­чать со сла­вой самого Ста­лина. Для репрес­сий в их отноше­нии и была создана новая структура.

Вполне возможно, что дан­ная вер­сия роди­лась после того, как Алек­сандр Солже­ни­цын в своих про­из­ве­де­ниях выста­вил Смерш с чисто кара­тель­ной точки зре­ния. Что неуди­ви­тельно, ведь все непри­ят­но­сти капитана-​артиллериста Солже­ни­цына нача­лись как раз после того, как он был аре­сто­ван сотруд­ни­ками Смерша. Но нобе­лев­ский лау­реат не имел доступа к докумен­там по работе воен­ной контр­раз­ведки, а осно­вы­вался лишь на соб­ствен­ном опыте. А это все-​таки довольно узкая позиция.

Суще­ствует еще два устой­чи­вых мифа. Во многих пуб­ли­кациях пост­со­вет­ского пери­ода утвер­жда­лось, что именно сотруд­ники этой орга­ни­за­ции устра­и­вали суды и каз­нили воен­но­служащих. Но это далеко не так: у Смерша не име­лось подоб­ных функций. Так что сотруд­ники Смерша только вели след­ствие, а вот при­го­воры выно­сили воен­ные суды или Осо­бое совеща­ние НКВД. По неко­то­рым сообще­ниям, через Смерш прошло несколько мил­ли­о­нов чело­век, чет­верть из кото­рых были рас­стре­ляны. Но это про­сто нере­ально: лич­ный состав Смерша не пре­вышал нескольких тысяч и про­пу­стить через себя несколько мил­ли­о­нов чело­век (да еще одно­временно с этим бороться с реаль-​ными шпи­о­нами и дивер­сан­тами) про­сто физи­че­ски не мог.

Но все-​таки сотруд­ники НКВД рабо­тали в более глу­бо­ком тылу, а смершевцы вое­вали непо­сред­ственно на перед­нем крае и совершали подвиги. Так, к при­меру, в январе 1944 г. части 310-​й стрел­ко­вой диви­зии пыта­лись наступать в районе деревни Осия Новго­род­ской обла­сти. Но немцы умуд­ри­лись закрепиться на довольно удач­ной позиции, и выбить их никак не уда­ва­лось. Сотруд­ник бата­льон­ного Смерша старший лей­те­нант Калмы­ков вызвался с груп­пой бойцов из развед–

взвода про­ве­сти раз­ведку на пред­мет возмож­ного обхода немец­ких позиций. Они удачно про­со­чи­лись в тыл немцев и подо­бра­лись к их позициям. Но были обна­ружены и окружены. Когда стало понятно, что про­рваться не полу­чится, Калмы­ков вызвал артил­ле­рийский огонь на себя. Когда совет­ские вой­ска выбили немцев из деревни, на месте боя группы Калмы­кова, состо­явшей из восьми чело­век, кроме тел раз­вед­чи­ков были обна­ружены около 300 трупов немцев.

В начале ноября 1943 г. опер­упол­номо­чен­ный Смерша мото­стрел­ко­вого бата­льона 3-​й тан­ко­вой армии старший лей­те­нант Петр Жид­ков лично под­нял в контр­атаку бойцов и отбро­сил немец­кий отряд, уда­ривший во фланг наступающим совет­ским вой­скам. Во время рукопаш­ной схватки уни­чтожил несколько фаши­стов, но и сам погиб от ране­ния оскол­ком гра­наты. Однако он дал время своей бригаде пере­ки­нуть к месту про­рыва допол­ни­тель­ные силы и фак­ти­че­ски спас наступ­ле­ние. Жид­кову было при­сво­ено зва­ние Героя Совет­ского Союза посмертно. Он стал пер­вым контр­раз­вед­чи­ком, удо­сто­ен­ным зва­ния Героя, но не единственным.

Малое коли­че­ство Героев среди сотруд­ни­ков Смерша помогло совет­ским контр­раз­вед­чи­кам предот­вра­тить тща­тельно подго­тов­лен­ное нем­цами поку­ше­ние на Ста­лина. В мае 1942 г. попал в плен и согла­сился сотруд­ни­чать с нем­цами лей­те­нант Крас­ной Армии Петр Поли­тов. Его напра­вили в спец­школу в Австрии, после окон­ча­ния кото­рой в 1943 г. он был коман­ди­ро­ван в Псков, где рабо­тал по выяв­ле­нию совет­ских подпольщи­ков. Там же он позна­комился с радист­кой гестапо Марией Адами­че­вой, ставшей его любов­ницей. Именно эту пару немцы и решили гото­вить для поку­ше­ния на Сталина.

Кроме подго­товки аген­тов в спе­ци­аль­ных лабо­ра­то­риях Управ­ле­ния импер­ской без­опас­но­сти (РСХА) гото­ви­лось оружие, суще­ство­вавшее в един­ствен­ных экземпля­рах. А в люфтваффе изго­то­вили спе­ци­аль­ный само­лет „Арадо-​332″. Этот четырехмо­тор­ный бом­бар­ди­ровщик имел новейшую систему навигации, серьез­ное вооруже­ние для борьбы с истре­би­те­лями и спе­ци­аль­ный выдвиж­ной трап, по кото­рому в само­лет мог заехать мотоцикл. Но самое глав­ное, „Арадо-​332″ мог при­зем­литься на весьма корот­кой поса­доч­ной полосе.

В РСХА раз­ра­бо­тали мини-​гранатомет. Он пред­став­лял собой корот­кую трубку, кото­рая крепи­лась в рукаве плаща или шинели. Для при­ве­де­ния гра­на­томета в действие тре­бо­ва­лось вытя­нуть руку в направ­ле­нии цели, а вто­рой рукой нажать на спуск, нахо­дившийся в кармане. Из трубки бесшумно выле­тал куму­ля­тив­ный сна­ряд, спо­соб­ный прошить 35-​миллиметровую броню на рас­сто­я­нии 300 мет­ров и взо­рваться внутри.

Кроме этим гра­на­томе­том дивер­сант был вооружен спе­ци­аль­ной миной, замас­ки­ро­ван­ной под портфель. Она при­во­ди­лась в действие радио­сиг­на­лом. При­ме­ча­тельно, что такой же миной пыта­лись взо­рвать и Гит­лера. По пла­нам немцев Поли­тов должен был достать при­глаше­ние на торже­ствен­ный прием в Кремле 6 ноября 1944 г. Для того чтобы попасть на этот прием, дивер­санта снаб­дили самыми лучшими докумен­тами и сде­лали Героем СССР.

В сере­дине авгу­ста 1944 г. в районе Смо­лен­ска была выброшена группа немец­ких аген­тов из числа совет­ских воен­но­плен­ных. Они должны были подо­брать площадку для при­ема „Арадо-​332″. Но почти сразу после выброски были задер­жаны сотруд­ни­ками Смерша. Задер­жан­ные не знали, что или кого должен доста­вить само­лет. Контр­раз­вед­чики решили это выяс­нить, с нем­цами нача­лась радио­игра. Вскоре в абвере полу­чили радиограмму о том, где можно при­зем­литься. Этот район был плотно оцеп­лен вой­сками Смерша и НКВД. Однако слу­чи­лось непред­ви­ден­ное: при пере­се­че­нии линии фронта само­лет, на кото­ром летели Поли­тов и его любовница-​радистка, был повре­жден зенит­ным огнем. Само­лет совершил вынуж­ден­ную посадку в 150 километ­рах от той площадки, где его ждали. Дивер­санты съе­хали на мотоцикле по трапу и поехали в Москву.

У Поли­това были все шансы про­скольз­нуть через при­фрон­то­вые кор­доны. У него был пре­красно изго­тов­лен­ный комплект докумен­тов и удо­сто­ве­ре­ние на имя майора Смерша. При нем даже были газеты „Правда” и „Изве­стия”, в кото­рых сообща­лось о при­сво­е­нии ему зва­ния Героя. Но, как уже упоми­на­лось, сотруд­ни­кам Смерша зва­ние при­сва­и­ва­лось лишь посмертно. И сотруд­ник уси­лен­ного пат­руля, оста­но­вившего мотоцикл на дере­вен­ской дороге, об этом знал. Поли­тов сразу вызвал у него подо­зре­ние. Смерше­вец под благо­вид­ным пред­логом при­гла­сил „майора” и его спут­ницу в дом. А в это время другие пат­руль­ные обыс­кали коляску мотоцикла, где нашли незна­комое оружие и взрыв­чатку. Поли­тов и Адами­чева были задер­жаны, а уже через несколько дней давали при­зна­тель­ные показания.

После того как Крас­ная Армия стала осво­бож­дать ранее оккупи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии, дозна­ва­тели и сле­до­ва­тели воен­ной контр­раз­ведки Смерш стали тща­тельно соби­рать и докумен­ти­ро­вать дока­за­тельства пре­ступ­ле­ний наци­стов. Позже эти дока­за­тельства будут пред­став­лены на Нюрн­берг­ском процессе и про­из­ве­дут на судей неизгла­димое впе­чат­ле­ние. Аме­ри­канцы, фран­цузы и англи­чане тоже занима­лись сбо­ром дока­за­тель­ной базы воен­ных пре­ступ­ле­ний. Но рус­ская сто­рона обла­дала самыми ужа­сающими свидетельствами.

После окон­ча­ния войны с Япо­нией Смерш еще неко­то­рое время про­должал актив­ную дея­тель­ность. В 1946 г. Смерш был расформи­ро­ван. При­ме­ча­тельно, что большин­ство сотруд­ни­ков воен­ной контр­раз­ведки не пере­шли в НКВД или МГБ, а были уво­лены из армии либо заняли обще­войсковые долж­но­сти или пере­шли в поли­ти­че­ские отделы.