Печат

Александр I создал первый Евросоюз

Автор Вла­ди­мир Пав­лов. Пуб­ли­ку­вана в Импе­рия

Основной целью Священного союза было сохранение европейского миропорядка

В конце сен­тября 1815 г. Рос­сия, Австрия и Прус­сия подпи­сали дого­вор о созда­нии Священ­ного союза, в кото­рый вошли все хри­сти­ан­ские монархи Европы.

Сего­дняш­няя Европа многим пред­став­ля­ется если не иде­аль­ным, то близ­ким к тому миропо­ряд­ком: устро­ен­ным на принци­пах чело­ве­ко­лю­бия и невмеша­тельства во внут­рен­ние дела друг друга, направ­лен­ным на реше­ние любых межго­су­дар­ствен­ных про­блем мир­ным путем. Между тем уже 204 года назад в Ста­ром Свете была предпри­нята попытка созда­ния именно такого межго­су­дар­ствен­ного союза, и иници­а­то­ром этого процесса выступала Россия.

Акт о заклю­че­нии этого союза был подпи­сан 26 сен­тября 1815 г. В тече­ние нескольких лет к этому конгломе­рату, назван­ному Священ­ным сою­зом, при­со­еди­ни­лись все европе­йские монархи, кроме бри­тан­ского принца-​регента, Папы Рим­ского и сул­тана Отто­ман­ской Порты. И на про­тяже­нии пер­вых полу­тора деся­ти­ле­тий действия соглаше­ния Европа действи­тельно жила, не зная ни одной круп­ной войны и сохра­няя спо­койствие в гра­ни­цах государств-​участников.

Основ­ной целью Священ­ного союза было сохра­не­ние европе­йского миропо­рядка после сверже­ния Напо­леона и разгрома напо­лео­нов­ской Франции, а также про­ти­во­сто­я­ние рево­люци­он­ному движе­нию. Вопрос в том, что именно Рос­сия в лице ее импе­ра­тора Алек­сандра I взя­лась за созда­ние такой „охра­ни­тель­ной” системы и доб­ро­вольно при­няла на себя обя­зан­но­сти по ее под­дер­жа­нию, за что позд­нее полу­чила пре­зри­тель­ное про­звище „жан­дарма Европы”.

Начать надо с того, что Священ­ный союз стал еще одним результа­том Вен­ского конгресса. Результа­том неожи­дан­ным для большин­ства его участ­ни­ков, но совершенно логич­ным для Рос­сии. Созван­ный в Вене 1 октября 1814 г., этот межго­су­дар­ствен­ный кон­си­лиум должен был решить важ­нейший после паде­ния бонапар­тист­ской Франции вопрос: как именно рас­пре­де­лить между осталь­ными круп­ными европе­йскими держа­вами заво­е­ва­ния, ото­бран­ные у Напо­леона, и как обес­пе­чить сохран­ность новых гра­ниц на кон­ти­ненте и за его пре­де­лами в тече­ние мак­симально дли­тель­ного времени. Фак­ти­че­ски Вен­ский конгресс стал той точ­кой, в кото­рой начался завершающий этап форми­ро­ва­ния позд­них европе­йских импе­рий с их масштаб-​ными коло­ни­ями. Ото­бран­ные у напо­лео­нов­ской Франции тер­ри­то­рии ока­за­лись рас­пре­де­лены между глав–

ными участ­ни­ками „бес­смерт­ной коа­лиции” — Рос­сией, Англией, Австрией и Прус­сией, и именно эти тер­ри­то­ри­аль­ные при­об­ре­те­ния в зна­чи­тель­ной степени опре­де­лили формы европе­йского мира на сле­дующие сто лет.

В итоге несмотря на то, что с послед­ним этапом работы Вен­ского конгресса совпали знаме­ни­тые напо­лео­нов­ские „сто дней”, его участ­ни­кам (а это были пред­ста­ви­тели 216 европе­йских госу­дарств, вклю­чая даже самые незначитель–

ные) уда­лось дого­во­риться и 28 мая 1815 г. подпи­сать Заклю­чи­тель­ный акт. Это документ, состо­явший из 121 ста­тьи, опре­де­лял гра­ницы Франции в пре­де­лах, кото-​рые она занимала до начала Вели­кой Фран­цуз­ской рево­люции, ого­ва­ри­вал раз­дел Польши между ведущими держа­вами (именно тогда в составе Рос­сийской импе­рии появи­лось Цар­ство Польское), появ­ле­ние Герман­ского союза из 39 госу­дарств во главе с Австрией, веч­ный нейтра­ли­тет вос­со­здан­ной Швейца­рии и так далее. Но самого глав­ного, чего ожи­дал от конгресса рус­ский импе­ра­тор Алек­сандр I, не про­изошло: исклю­чить возмож­ность новых войн и новых рево­люций в Европе так и не удалось.

Начи­навший свою госу­дар­ствен­ную дея­тель­ность как сто­рон­ник либе­раль­ных поли­ти­че­ских взгля­дов и симпа­ти­зи­ро­вавший Напо­леону само­держец Все­рос­сийский к 1815 г. суще­ственно пере­смот­рел свои позиции. После того как Рос­сии уда­лось сыг­рать ведущую роль в анти­напо­лео­нов­ской коа­лиции и заво­е­вать ведущее положе­ние на европе­йском кон­ти­ненте, рус­ского царя, по сви­де­тельству многих современ­ни­ков, не остав­ляла мысль выступить в роли обще­ев­ропе­йского миро­творца. Чтобы реа­ли­зо­вать эти планы, тре­бо­ва­лось, во-​первых, исклю­чить или пре­дупре­дить воз­ник­но­ве­ние раз­ногла­сий между ведущими держа­вами Ста­рого Света, кото­рые и ста­но­ви­лись при­чи­нами войн, и, во-​вторых, нужно было исклю­чить новые революцион–

ные выступ­ле­ния в Европе, поскольку именно как рево­люци­о­нера Алек­сандр I воспри­нимал Напо­леона и именно рево­люци­он­ное движе­ние видел он в каче­стве глав­ной угрозы для сложившегося статус-​кво.

Но заклю­чать еще один обык­но­вен­ный союз между вла­сти­те­лями госу­дарств рос­сийскому импе­ра­тору каза­лось бес­смыс­лен­ным: он успел неод­но­кратно убе­диться в том, какое малое зна­че­ние таким соглаше­ниям при­да­ется поли­ти­ками. И тогда Алек­сандр I, к тому времени ставший гораздо более религи­оз­ным чело­ве­ком, чем в начале сво­его цар­ство­ва­ния, нашел, как ему каза­лось, возмож­ность гаран­ти­ро­вать незыб­лемость нового союза. Он решил при­дать ему харак­тер не поли­ти­че­ский, а религи­оз­ный, полагая, что соглаше­ние, осно­ван­ное на хри­сти­ан­ских принци­пах любви и мило­сер­дия, окажется более креп­ким, чем любое другое.

Согласно Священ­ному союзу, три госу­дар­ства — Рос­сия, Австрия и Прус­сия — отныне брали на себя обя­за­тельства быть „соеди­нен­ными узами действи­тель­ного и нераз­рыв­ного брат­ства”, все­гда „пода­вать друг другу посо­бие, под­креп­ле­ние и помощь” и управ­лять сво­ими под­дан­ными и вой­сками „как отцы семейств… в том же духе брат­ства, кото­рым они оду­шев­лены, для охра­не­ния веры, мира и правды”. Более того, дого­вор прямо объяв­лял сто­ящим выше вла­сти­те­лей трех госу­дарств „Само­держца народа хри­сти­ан­ского”, „нашего Боже­ствен­ного Спа­си­теля Иисуса Хри­ста”. Все три монарха подпи­сали документ. Дату подпи­са­ния рус­ский само­держец выбрал сам и с осо­бым смыс­лом: в том году 14 сен­тября по ста­рому стилю пра­во­слав­ная цер­ковь празд­но­вала Воз­движе­ние Кре­ста Господня. И этот выбор демон­стри­ро­вал, насколько серьез­ным и вели­ким начи­на­нием рус­ский царь счи­тает зарож­дающийся Священ­ный союз.

Пер­во­на­чально к Священ­ному союзу даже в Рос­сии отноше­ние было довольно скеп­ти­че­ским — что уж гово­рить о более праг­ма­тич­ных Австрии и Прус­сии. Австрийский канц­лер Клеменс фон Мет­тер­них, напри­мер, в разго­воре со своим импе­ра­то­ром откро­венно назвал дого­вор „пустым и трес­ку­чим докумен­том”. Но очень скоро и глав­ные участ­ники Священ­ного союза, и другие европе­йские госу­дар­ства рас­смот­рели и оце­нили те возмож­но­сти, кото­рые откры­ва­лись с подпи­са­нием иници­и­ро­ван­ного рус­ским царем договора.

Обраще­ние к хри­сти­ан­ским цен­но­стям и готов­ность все­гда и в любых обсто­я­тельствах полу­чить помощь от другого хри­сти­ан­ского монарха пере­ве­сили европе­йский скеп­сис. Всего за три года — с 1815-​го по 1818-​й — к Священ­ному союзу при­со­еди­ни­лись 50 госу­дарств Ста­рого Света. А в конеч­ном итоге его участ­ни­ками стали все европе­йские монар­хии, исклю­чая Вели­ко­бри­та­нию (бри­тан­ские законы тре­бо­вали, чтобы на соглаше­нии поста­вил подпись не только принц-​регент, но и премьер-​министр, что не устра­и­вало осталь­ных участ­ни­ков), Свя­той Пре­стол, поскольку Папа, по его соб­ствен­ным сло­вам, и без того руко­вод­ству­ется Свя­тым Писа­нием, и Отто­ман­скую Порту как мусульман­ское государство.

За пер­вые семь лет суще­ство­ва­ния Священ­ного союза состо­я­лись четыре его конгресса, на кото­рых обсуж­да­лись детали совмест­ной дея­тель­но­сти участ­ни­ков: осе­нью 1818 года — в Аахене, в конце 1820 года — в Троппау (Силе­зия), в пер­вой поло­вине 1821 года — в австрийском Лай­бахе (нынеш­няя сло­вен­ская сто­лица Люб­ляна) и в конце 1822 года — в Вероне. Глав­ным результа­том всех этих конгрес­сов стала выра­ботка принципа вмеша­тельства во внут­рен­ние дела стран-​членов Священ­ного союза с целью под­держки и сохра­не­ния суще­ствующего миропо­рядка. Именно на этом осно­ва­нии в даль­нейшем вой­ска одних монар­хий участ­во­вали в подав­ле­нии рево­люций в других, что и поз­во­лило со време­нем объявить Священ­ный союз исклю­чи­тельно реакци­он­ным объеди­не­нием.

Между тем пер­вые пят­на­дцать лет после созда­ния Священ­ного союза в Европе не знали круп­ных войн, и серьез­ных воен­ных конфлик­тов уда­ва­лось избегать. Даже после того, как умер глав­ный иници­а­тор и вдох­но­ви­тель союза — импе­ра­тор Алек­сандр I, его детище про­должало удержи­вать Ста­рый Свет от воен­ного безумия, хотя в действи­тель­но­сти союз уже пере­стал суще­ство­вать. А послед­нюю точку в его исто­рии поста­вил 1853 год: начавша­яся Восточ­ная (или Крым­ская) война на пол­тора века похо­ро­нила идею все­ев­ропе­йского объеди­не­ния госу­дарств, кото­рые могут решить все свои про­ти­во­ре­чия исклю­чи­тельно мир­ным путем. (histrf​.ru)