Печат

Русский человек, русский солдат

Автор Доцент д-​р Стоян Влай­ков. Пуб­ли­ку­вана в Как это было

Объективная оценка и восхищение героизмом русских защитников: признания немецких генералов

После капи­ту­ляции нацист­ской Герма­нии 9 мая 1945 года глав­ный исто­рик Европе­йского театра воен­ных действий, бригад­ный гене­рал США Сэмюэл Лиман Этвуд Маршалл, начал выз­во­лять из лаге­рей для воен­но­плен­ных неко­то­рых гене­ра­лов Гит­лера и при­глашал их напи­сать свои рас­сказы, коммен­та­рии и оценки о сраже­ниях на раз­лич­ных фрон­тах и осо­бенно в СССР, в кото­рых они участ­во­вали во время Вто­рой миро­вой войны. Все они были началь­ни­ками шта­бов раз­ных видов войск и фрон­тов, поэтому его инте­рес к ним поня­тен. Однако Маршалл столк­нулся с неожи­дан­ными труд­но­стями из-​за неже­ла­ния неко­то­рых аме­ри­кан­ских штаб­ных офице­ров осво­бо­дить их. Даже немец­кие гене­ралы 47-​го тан­ко­вого корпуса, действо­вавшие в Арден­нах про­тив 8-​го аме­ри­кан­ского корпуса, были похищены из лагеря для воен­но­плен­ных бук­вально бан­дит­ским обра­зом. Цель Маршалла состо­я­лась в выяс­не­нии правды путем сопо­став­ле­ния мне­ний тех, кто при­нимал реше­ния и испытал на себе всю тяжесть и ужас их выполнения.

Исто­рии и коммен­та­рии гит­ле­ров­ских гене­ра­лов были напе­ча­таны в книге, опуб­ли­ко­ван­ной в 1956 г. в Нью-​Йорке („The fatal decisions”). Книга была пере­ве­дена и опуб­ли­ко­вана в Москве в 1958 г. под заго­лов­ком „Роко­вые реше­ния”. Болгар­ское воен­ное изда­тельство напе­ча­тало ее огра­ни­чен­ным тиражом в 1962 года с тем же назва­нием — „Съд­бо­носни реше­ния”. Осо­бенно впе­чат­ляют объек­тив­ные оценки, даже вос­хище­ние геро­измом рус­ских бойцов и их коман­ди­ров, а также пра­виль­ными военными опе­раци­ями совет­ского коман­до­ва­ния. Пред­лагаем вашему внима­нию отрывки из мему­а­ров немец­ких гене­ра­лов, касающихся только Рос­сии и рус­ского народа.

Генерал-​лейтенант Зигф­рид Весфаль, началь­ник штаба Запад­ного фронта:

Вой­ска, необ­хо­димые для заво­е­ва­ния Бал­кан (Сер­бии и Греции), были пере­брошены из восточ­ных райо­нов. Это было крайне неблагопри­ятно для нас, так как нам при­шлось отложить начало вторже­ния в Рос­сию на шесть недель (оно было за-​планировано на 15 мая 1941 года — прим. авт.). Ста­лин без сомне­ния знал, что немец­кие диви­зии концен­три­руются на его запад­ной гра­нице. Он знал чем это вызвано и укреп­лял свои силы. И все-​таки, Ста­лин до послед­ней минуты наде­ялся, что войны не будет. Таким обра­зом, стра­теги­че­ски он был готов к немец­кому наступ­ле­нию, кото­рое нача­лось в 3 часа 30 минут 22 июня 1941 г., но так­ти­че­ски оно его уди­вило. Немец­кое радио посто­янно сообщало о гран­ди­оз­ных побе­дах немец­кой армии. Но основ­ная масса рус­ской армии, вдох­нов­лен­ная комис­са­рами, боро­лась до конца. Очень непри­ят­ным сюрпри­зом стало появ­ле­ние новых моде­лей совет­ского оружия, кото­рые по бое­вым каче­ствам пре­вос­хо­дили немец­кие, напри­мер, танк

Т-​34, про­тив кото­рого немец­кие про­ти­во­тан­ко­вые ору­дия были бес­сильны. Кроме того, пер­вые же дни войны пока­зали, что немцы при­были в Рос­сию не в роли осво­бо­ди­те­лей. Вскоре всем стало известно об отвра­ти­тель­ной дея­тель­но­сти в тылу спец­служб (СД). Возмуще­ние, вызван­ное действи­ями этих „Зон­дер­комман­до­сов” среди рус­ских, помогло объеди­нить рус­ский народ и уси­лить его сопро­тив­ле­ние. Пораже­ние под Ста­лингра­дом при­вело в ужас как немец­кий народ, так и его армию. Никогда прежде в исто­рии Герма­нии не было такой ужас­ной гибели такого большого коли­че­ства войск”.

Гене­рал Гюн­тер Блюмен­т­ритт, началь­ник штаба IV армии, участ­во­вал в битве за Москву:

Битва под Моск­вой (ноябрь-​декабрь 1941 г.) при­несла немец­ким вой­скам пер­вое круп­ное пораже­ние во Вто­рой миро­вой войне. Многие из наших руко­во­ди­те­лей слиш­ком сильно недо­оце­нили нового про­тив­ника. Это было отча­сти из-​за того, что они не знали рус­ский народ, а осо­бенно рус­ского сол­дата. Они не имели поня­тия о географи­че­ских усло­виях в России.

Чело­век Востока очень отли­ча­ется от чело­века Запада. Он лучше пере­но­сит лише­ния, а это при­во­дит к оди­на­ково спо­кой­ному отноше­нию, как к жизни, так и к смерти. Его образ жизни очень про­стой, даже при­ми­тив­ный по нашим мер­кам. Люди Востока уде­ляют мало внима­ния тому, что они едят и какую одежду оде­вают. Про­сто уди­ви­тельно как они могут суще­ство­вать с тем, что для европе­йца озна­чает голод­ная смерть. Рус­ский очень бли­зок к при­роде. Жара и холод на него почти не вли­яют. Зимой он защищает себя от силь­ного холода всем, что ему попа­дется. Он наход­чи­вый. Чтобы согреться, ему не нужно слож­ное обо­ру­до­ва­ние и системы. Силь­ные и здо­ро­вые рус­ские женщины рабо­тают так же, как и муж­чины. Тес­ный кон­такт с при­ро­дой поз­во­ляет рус­ским сво­бодно пере­двигаться ночью в тумане по лесам и боло­там. Они не боятся тем­ноты, бес­ко­неч­ных лесов и моро­зов. Зима для них обыч­ное дело, даже когда темпе­ра­тура опус­ка­ется до минус 45 гра­ду­сов. Сиби­ряки, кото­рых мы можем частично или даже пол­но­стью счи­тать ази­а­тами, еще более устой­чивы, в отли­чие от их европе­йских соотечественников.

Пси­хо­логи­че­ское воз­действие этой страны на сред­него немец­кого сол­дата было очень силь­ным. Он чув­ство­вал себя ничтож­ным и поте­рян­ным в этих бес­ко­неч­ных про­стран­ствах. Рос­сия стала насто­ящим испыта­нием для наших войск. Чело­век, переживший столк­но­ве­ние с рус­ским сол­да­том и клима­том, хорошо знает, что такое война.

Во время Пер­вой миро­вой войны мы позна­коми­лись с рус­ской цар­ской армией. Рос­сийские гене­ралы каче­ственно уступали немец­ким. Однако обо­рона рус­ской армии отли­ча­лась уди­ви­тель­ной жест­ко­стью. Рус­ские мастера умели очень быс-​тро стро­ить укреп­ле­ния и обо­ру­до­вать оборонитель–

ные позиции. Их сол­даты пока­зали большое мастер­ство в веде­нии боя ночью и в лесу. Рус­ский сол­дат предпо­чи­тал рукопаш­ный бой. Его физи­че­ские потреб­но­сти неве­лики, но его спо­соб­ность легко пере­но­сить лише­ния для нас было насто­ящей неожиданностью.

Таков он рус­ский сол­дат, кото­рого мы узнали и к кото­рому про­ник­лись уваже­нием чет­верть века назад. С тех пор больше­вики система­ти­че­ски пере­воспи­ты­вали моло­дежь своей страны, и было логично предпо­ложить, что Крас­ная Армия стала более креп­ким ореш­ком, чем цар­ская армия. Позиция рус­ских войск в пер­вых боях пора­зи­тельно отли­ча­лась от позиции поля­ков и запад­ни­ков при пораже­нии. Даже в окруже­нии рус­ские про­должали упорно бороться. Помогала им огром­ная тер­ри­то­рия страны, покрытая лесами и боло­тами. Вот почему они так часто выхо­дили из окруже­ния. Ночью их вой­ска шли целыми колон­нами через лес на Восток. В глуби нашего тыла, в обшир­ных леси­стых и боло­ти­стых райо­нах начали действо­вать пер­вые пар­ти­зан­ские отряды. У нас не было доста­точно сил и средств с ними вое­вать. Они ата­ко­вали наши транспорт­ные колонны и поезда с при­па­сами и таким обра­зом застав­ляли немец­кие вой­ска на фронте пережи­вать огром­ные лишения.

Наступ­ле­ние на Москву нача­лось рано утром 2 октября 1941 г. Армии Клюге и Штра­уса, уси­лен­ные тан­ко­выми группами, ата­ко­вали про­тив­ника с поис­тине заме­ча­тель­ной точ­но­стью. Все выгля­дело так, что Москва в любой момент будет захва­чена. В группе армий „Центр” все были настро­ены очень опти­ми­стично. От

фельд­маршала фон Бока до послед­него немец­кого сол­дата, все наде­я­лись, что мы скоро прой­дем по ули­цам рус­ской сто­лицы. Гит­лер даже создал спе­ци­аль­ную сапер­ную команду, кото­рая должна была раз­ру­шить Кремль. К нашему удив­ле­нию и разо­ча­ро­ва­нию, мы обна­ружили, что в октябре и начале ноября сопро­тив­ле­ние про­тив­ника воз­рас­тало, а напряже­ние в бое­вых действиях уве­ли­чи­ва­лось с каж­дым днем. Маршал Жуков при­нял коман­до­ва­ние рус­скими вой­сками, а через несколько недель его вой­ска создали глу­боко эше­ло­ни­ро­ван­ную оборону.

Часто спраши­вают: Если бы нем­цам уда­лось захва­тить Москву, выиг­рали бы они тогда войну? Лично я счи­таю, что даже если бы мы взяли Москву, война все равно была бы далека от благопо­луч­ного заверше­ния. Рос­сия настолько необъятна, а ее пра­ви­тельство было так реши­тельно настро­ено, что война, при­нимая новые формы, про­должа­лась бы на огром­ных про­сто­рах этой страны. Пар­ти­зан­ская война рас­про­стра­ни­лась по всей Европе­йской части Рос­сии. Еще, не стоит забы­вать об огром­ных тер­ри­то­риях в Азии, кото­рые также явля­лись рус­ской территорией”.

В заклю­че­нии о воен­ных действиях в СССР генерал-​лейтенант Зигф­рид Вестфаль напи­сал: „Неиз­бежно воз­ни­кают вопросы: Почему война закон­чи­лась так? Разве нам суж­дено было про­иг­рать войну, несмотря на все наши вели­кие победы в пер­вые дни, несмотря на то, что в то время мы были хозя­е­вами почти всей Европы?” И сам же отве­тил довольно демагоги­че­ски: „Вино­вато пре­ступ­ное пра­ви­тельство Гит­лера, огра­ни­чен­ная война 1940 г. пере­росла в миро­вой конфликт, потому что США и Совет­ский Союз объеди­ни­лись про­тив Герма­нии”. При этом гене­рал сожа­леет о про­иг­ран­ной войне, а не о раз­ру­ше­ниях и убийствах.

Но есть еще один вопрос, кото­рый нацист­ский гене­рал не задал себе, да и соста­ви­тель сбор­ника гене­рал Маршалл тоже: „А что вы делали в Рос­сии, в суве­рен­ном и неза­ви­симом госу­дар­стве? Что пло­хого вам сде­лали народы Нор­вегии, Нидер­лан­дов, Бельгии, Дании, Люк­сем­бурга, Франции, что вы рас­топ­тали их как вар­вары?” Таких вопро­сов не зада­ва­лось, потому что весь Запад направ­лял Гит­лера на Восток. Но когда немцы напали на СССР, один из дедов в нашей деревне ска­зал: „Так их на сто­рожей на всю Рос­сию не хва­тит, не говоря уж завла­деть ею!”. И он ока­зался про­ница­тель­нее всех немец­ких полководцев.