Печат

Победа, которой не отнять!

Автор Ген­на­дий Гра­нов­ский. Пуб­ли­ку­вана в Как это было

Спустя 75 лет Парад впервые состоится 24 июня

Нака­нуне юби­лей­ных торжеств, посвящен­ных Победе над гит­ле­ров­ской Герма­нией, поли­тики и СМИ нер­ви­че­ски пере­счи­ты­вали ста­тус­ных пер­сон, соби­рающихся в Москву на празд­нич­ный парад. На самом деле при­глаше­ние глав госу­дарств и пра­ви­тельств мира на наше торже­ство — это при­глаше­ние стать в один строй с побе­ди­те­лями. Не все заслужили право там быть.

Глав­ной винов­нице войны, Герма­нии, не отпе­реться от ответ­ствен­но­сти за при­чи­нен­ные людям беды и стра­да­ния. Она, слом­лен­ная пораже­нием, внешне без­ропотно несет эту непро­стую ношу, пери­о­ди­че­ски под­чер­ки­вая свое осуж­де­ние нацизма, фашизма, гит­ле­ризма и про­чих мер­зо­стей, рож­ден­ных на немец­кой земле. Насколько это искренне и долго­временно, — тема отдель­ного разго­вора. Скажу только, что сомне­ние в том, что немцы окон­ча­тельно сми­ри­лись с тем пораже­нием и той поли­ти­кой, у меня есть.

Зато не чув­ствуют ответ­ствен­но­сти другие европе­йцы, при­част­ные и к раз­вя­зы­ва­нию вто­рой миро­вой и к соб­ствен­ным бое­вым действиям вме­сте с герман­ским вермах­том. Как известно, к началу войны у гра­ниц СССР были сосре­до­то­чены не только гит­ле­ров­ские вой­ска, но и части и соеди­не­ния Фин­лян­дии (16 диви­зий и 3 бригады), Румы­нии (13 диви­зий и девять бригад), Венгрии (4 бригады). Каж­дый пятый оккупант был из числа союз­ных с Герма­нией войск. В июле к ним доба­вятся ита­льян­ские и сло­вац­кие форми­ро­ва­ния. Чис­лен­ность войск стран-​союзниц Гит­лера к авгу­сту 1941-​го пре­вы­сит 30% сил вторжения.

К ним при­ба­вятся позже доб­ро­воль­че­ские бата­льоны „Ваффен СС”. Извест­ный аме­ри­кан­ский исто­рик Джордж Г. Стейн в своей книге, посвящен­ной этим частям, так опи­сы­вает их наци­о­наль­ный состав: гол­ландцы — 50 тысяч чело­век, бельгийцы — 20 тысяч чело­век, фран­цузы — 20 тысяч чело­век, дат­чане и нор­вежцы — по 6 тысяч чело­век, по 1200 чело­век из Швеции, Люк­сем­бурга, Швейца­рии, и других европе­йских стран. Кстати, в апреле 1945, когда победа стала уже явной и оче­вид­ной, вме­сте с нами били гит­ле­ровцев польские, чехо­сло­вац­кие, болгар­ские, румын­ские и фран­цуз­ские форми­ро­ва­ния чис­лен­но­стью лишь в 12% от действующих на фронте совет­ских войск.

В канун празд­ника, 5 лет тому назад, раз­ра­зился большой пуб­лич­ный скан­дал. Джеймс Коми — тогда глава ФБР, заявил, что Польша наряду с Герма­нией несет ответ­ствен­ность за уни­чтоже­ние евреев в годы вто­рой миро­вой войны. Информация о том, что поляки активно сда­вали фаши­стам евреев, при­сва­и­вали их имуще­ство и уби­вали, давно заняла свое место в исто­рии войны. Ее стыд­ливо замал­чи­вают, как помал­ки­вают и об уча­стии поля­ков в боях на сто­роне гит­ле­ровцев. Там очень яркие цифры. Исто­рики давно дока­зали, что в частях вермахта вое­вало около мил­ли­она поля­ков. А вме­сте с нами на Запад шли только 330 тысяч польских бойцов. На сто­роне англо-​американских союз­ни­ков их было еще 220 тысяч. (Всего — 550 тысяч.) Иными сло­вами, за Гит­лера вое­вало почти вдвое больше поля­ков, чем про­тив него. Только на Восточ­ном фронте их было 630 тысяч.

Тут дело не в воин­ствен­но­сти наших бра­тьев сла­вян и их нелюбви к Рос­сии. Надели, конечно, гит­ле­ров­скую форму и тысячи доб­ро­вольцев, но в основ­ном поляки попали в вермахт после при­со­еди­не­ния нем­цами Верх­ней Силе­зии. Было это в 1939 году. Зна­чи­тель­ная часть насе­ле­ния здесь при­сяг­нула Герма­нии, запи­са­лась в Немец­кий Наци­о­наль­ный Спи­сок — Дойче Фолькс­лист. Это давало людям граж­дан­ские права, но влекло и обя­зан­но­сти, в том числе службу в армии. Отсюда в вермахте столь зна­чи­тель­ное число поля­ков. Об этой стра­нице исто­рии в Польше тоже не при­нято вспоми­нать. О погибших гово­рят скупо: сги­нул на войне. Меж тем, только в боях с Крас­ной Армией погибли более 250 тысяч поляков.

Европе­йцы, не вставшие под ружье, также не оста­лись в сто­роне от войны. Они ста­ра­тельно рабо­тали, укреп­ляя фашист­ское воин­ство. Напри­мер, за послед­ний пред­во­ен­ный год чехо­сло­вац­кие заводы „Шкода” выпу­стили столько же воен­ной про­дукции, сколько дала за этот период вся англий­ская промыш­лен­ность. В конце войны, в 1944-​м чехи ежеме­сячно отгружали Герма­нии 300 тыс. вин­то­вок, 3 тыс. пулеме­тов, 625 тыс. артил­ле­рийских сна­ря­дов, 100 само­ход­ных артил­ле­рийских ору­дий. Были в чеш­ском ассор­тименте танки (каж­дый пятый в строю вермахта), танко–

вые пушки, само­леты Ме-​109, авиаци­он­ные моторы.

Эко­номи­че­ский потенциал СССР был вчет­веро меньше европе­йского. В пер­вый год войны он упал еще вдвое. А Европа рабо­тала на Гит­лера. Даже нейтраль­ные страны Швейца­рия и Швеция обес­пе­чи­вали Герма­нию деньгами, точ­ными при­бо­рами, желез­ной рудой, ста­лью. В той же Польше на Рейх рабо­тали 264 круп­ных, 9 тысяч сред­них и 76 тысяч мел­ких предприятий.

Во Франции заказы вермахта выпол­няли 1,6 млн. чело­век. Они поста­вили Герма­нии около 4000 само­ле­тов, 10 тысяч авиаци­он­ных двига­те­лей, 52 тысячи гру­зо­ви­ков. Целые отрасли промыш­лен­но­сти, напри­мер, локо­мо­тив­ная и стан­ко­стро­и­тель­ная, рабо­тали исклю­чи­тельно на Герма­нию. Дания постав­ляла нем­цам свежую рыбу (покры­вала потреб­но­сти на 90%), мясо (20%), масло (10%). Бельгия и Гол­лан­дия обес­пе­чи­вали немец­кие заводы углем, чугу­ном, желе­зом, марганцем, цинком…

При­ме­ча­тельно, что все это дела­лось для Герма­нии бес­платно. Кол­ла­бо­раци­о­нист­ские пра­ви­тельства европе­йских стран вполне устра­и­вало обеща­ние Гит­лера запла­тить за работу и поставки после побе­до­нос­ного заверше­ния нем­цами войны. Больше того, европе­йские пра­ви­тельства взяли на себя рас­ходы по содер­жа­нию герман­ских оккупаци­он­ных войск. Франция, напри­мер, еже­дневно тра­тила на это по 25 млн. дойчма­рок. За годы вто­рой миро­вой Европа израс­хо­до­вала на содер­жа­ние своих оккупан­тов 80 млрд. марок. Вклад Франции — 35 млрд.

Кстати: нашей стране союз­ники постав­ляли товары и воен­ную про­дукцию только на возмезд­ной основе, да еще и с при­бы­лью для своих кошель­ков. Это видно даже из назва­ния воен­ных поста­вок: ленд-​лиз (от англ. lend — давать вза­ймы и lease — сда­вать в аренду, внаем). Мы за все запла­тили золо­том либо валют­ными това­рами вроде икры или пуш­нины. Оста­ток долга по ленд-​лизу ($720 млн.) Совет­ский Союз выпла­чи­вал поэтапно. После рас­пада СССР обя­за­тельство это пере­шло к Рос­сии, окон­ча­тельно рас­счи­тавшейся за воен­ные поставки союз­ни­ков лишь в начале нынеш­него века.

Долг Герма­нии по большей части так и остался не выпла­чен­ным. О чем недавно напом­нили греки. По све­де­ниям про­фес­сора Эдмундо Файа­наса Эскуэра, в 1944 году Герма­ния прак­ти­че­ски „в при­ну­ди­тель­ном порядке взяла заем в виде золота и денеж­ных ресур­сов из сейфов гре­че­ского Цен­тро­банка в размере трех мил­ли­ар­дов евро в ценах 1938 года, то есть 163,8 мил­ли­арда дол­ла­ров в нынеш­них ценах с уче­том сред­ней процент­ной ставки по облигациям США за эти годы”.

Тре­бо­ва­ние исто­рика под­держала Греция. Теперь оно стало госу­дар­ствен­ным. Немцы резко возму­ти­лись, но потом согла­си­лись „спо­койно, в рабо­чем порядке” обсу­дить про­блему. Как ни крути, у европе­йского уча­стия в фашист­ской агрес­сии есть цена. И она немалая!

Основ­ные сраже­ния вто­рой миро­вой раз­вер­ну­лись на европе­йском театре воен­ных действий. Вот что он пред­став­лял из себя в конце войны после открытия союз­ни­ками вто­рого фронта: 26 диви­зий фашист­ского блока вое­вали в Ита­лии, около 50 диви­зий — в Запад­ной Европе, больше 200 — бились на Восточ­ном фронте.

На Востоке фаши­сты понесли и основ­ные потери — 73%. В кон­крет­ных циф­рах это выгля­дит так: без­воз­врат­ные потери немец­кой армии вме­сте с их союз­ни­ками на советско-​германском фронте соста­вили 7 439,5 тысячи чело­век (уби­тыми, умершими, плен­ными и про­павшими без вести). Здесь уни­чтожено свыше 70 тысяч само­ле­тов, около 50 тысяч тан­ков и штурмо­вых ору­дий, 167 тысяч артил­ле­рийских орудий.

Все эти дан­ные нахо­дятся в открытых источ­ни­ках. Они доступны и запад­ным исто­ри­кам, поли­ти­кам, жур­на­ли­стам. Только вот не вос­тре­бо­ваны. Война отда­ли­лась во времени и в созна­нии. Стало меньше живых сви­де­те­лей сол­дат­ского геро­изма, бес­при­мер­ной доб­ле­сти и самопожерт­во­ва­ния, а заодно — меньше сви­де­те­лей пре­да­тельства, под­ло­сти и пре­ступ­ле­ний. Кто-​то посчи­тал, что жизнь урав­няла шансы побе­ди­те­лей и про­иг­равших, и уже не надо стыд­ли­вой отго­вор­кой „сги­нул на войне” скры­вать свое род­ство с агрес­со­рами и оккупан­тами. Но это не так.

Вели­кие Победы потому и назы­вает народ „вели­кими”, что они не под­вержены исто­ри­че­ской эро­зии. Их не при­ни­зить конъюнк­тур­ными хотел­ками, вызван­ными раз­драже­нием от поли­тики Вла­ди­мира Путина, действий Рос­сии или баналь­ной русофо­бии. Наша Победа уже сверши­лась — раз и навсе­гда! И не надо пересчи-​тывать непри­част­ную к ней пуб­лику, кото­рая мечется по Европе в стрем­ле­нии отме­тить юби­лей окон­ча­ния Вто­рой миро­вой войны без ее глав­ных героев. В труд­ное лихо­ле­тье они сто­яли про­тив нас, — и это мы тоже должны помнить!

А на празд­нич­ные торже­ства в Москву при­е­хали гости, и самые дорогие среди них те, кто добыл Победу вме­сте с нами. Им хорошо зна­комы и глав­ные тро­феи Вели­кой Оте­че­ствен­ной — знамена и штан­дарты гит­ле­ров­ских частей, кото­рые хра­нятся сего­дня в Цен­траль­ном музее Вооружен­ных сил Рос­сии. Они — бес­спор­ное под­твер­жде­ние нашей Победы в самой страш­ной войне современности.

(„Воен­ное обозрение”)