Print

Лики творчества

Written by Ната­лия Ермен­кова. Posted in Лите­ра­тура

“Всё видеть, всё понять, всё знать, всё пережить,

Все формы, все цвета вобрать в себя глазами,

Пройти по всей земле горящими ступнями,

Всё воспри­нять и снова воплотить.

М. Волошин

Обращая свой взгляд к Крыму поэ­ти­че­скому, конечно же в первую оче­редь на ум при­хо­дит имя поэта, пере­вод­чика, худож­ника, лите­ра­тур­ного кри­тика Мак­си­и­ли­ана Волошина. “Лики твор­че­ства” — это общее назва­ние книг его кри­ти­че­ских ста­тей, пер­вая из кото­рых вышла в 1914 г. М.Волошин счи­тал, что основ­ной целью кри­тики явля­ется помощь большой пуб­лике в уяс­не­нии новых явле­ний современ­ного искус­ства, с одной сто­роны, и что у кри­тики есть ещё одна задача: помочь самим твор­цам понять создан­ное ими…Произведение искус­ства, поскольку оно несёт в себе и нечто новое, все­гда, неиз­бежно, помимо воли автора, явля­ется загадкой.

Сего­дня, откры­вая новую лите­ра­тур­ную стра­ницу 2020 года, мне хоте­лось бы, дорогие чита­тели, пред­ста­вить вам целый “ребус” зага­док — поэ­ти­че­скую под­борку крым­ских авто­ров. Не все они теперь живут в Крыму, но, как вы убе­ди­тесь сами, для них оста­лись неза­бы­ва­емы “в шафран­ных сумер­ках лило­вые холмы”. И их стихи, как и про­из­ве­де­ния вели­кого Макса, скла­ды­ваются в насто­ящую “Кок­те­бельскую сюиту”… И это не обя­за­тельно опи­са­ние кра­сот мест­ной при­роды. Отнюдь! Это — неве­ро­ят­ный дух сво­боды, ощуще­ние полета, атмо­сфера, заряжающая твор­че­ской энергией, родающая новые образы и вос­крешающая дорогие воспоми­на­ния. Думаю, живя или даже про­сто побы­вав в Крыму, уже трудно не стать поэтом…

Вера ГРИБ­НИ­КОВА, г. Тверь, член СРП, СПК

Ромашка

Осен­няя тоска. Пожухли травы.

Пей­заж уныл и непри­глядно пуст.

И вдруг, над при­до­рож­ною канавой

Цве­тёт ромашка — пыш­ный белый куст.

Во все глаза я на явле­нье это

Гляжу и взор не в силах отвести.

Как уце­лел ты, отго­ло­сок лета?

Где силы взял так радостно цвести?

Ведь над тобой не бабочки порхают -

Листва кружит, про­роча холода.

А кро­хот­ные сол­нышки кивают

И сча­стье обещают нагадать.

Но обры­вать соцве­тия не буду,

Гада­ние мне вовсе ни к чему.

Про­длись чуть-​чуть, октябрьское чудо,

Я верю обеща­нью твоему.

Свети, пока замеш­ка­лись морозы,

Лучи­стый факел сол­неч­ных полей,

Дари воспоми­на­ния и грёзы,

И пусть свет­леют лица у людей.

Про­хожий

Стук­нусь обес­си­лен­ною птахой

В чьё-​нибудь окошко, наугад:

Чело­век! Открой его без страха,

Про­тяни на помощь доб­рый взгляд.

Места нужно мне совсем немного,

Я не попрошу, ни пить, ни есть.

Чуть согреюсь и опять в дорогу,

Чтоб нести, нести бла­гую весть

О весне! Лишь отогрейте птаху,

Я не отды­хала так давно…”

Но скольз­нули взгля­дом и с размаху

што­рами задёр­нули окно.

Не взле­теть… Сры­ваюсь под окошко,

кры­льями обмёрз­лыми звеня.

…Чьи же это доб­рые ладошки

отогреть пытаются меня?

Бабьему лету

И вот он предо мной — осен­ний путь.

А я ещё у Авгу­ста в объятьях

И в звёзд­ные глаза его гляжу.

У сен­тября не хва­тит куражу

Нас раз­лу­чить. И я цвет­ное платье

На тём­ный драп сменю когда-​нибудь,

Но не сей­час, покуда зной в груди.

А листопад велит счи­тать потери!

Но Авгу­стейший обещал не зря

Вер­нуться к сере­дине сентября.

Я обеща­нью без­оглядно верю,

И две недели сча­стья впереди!

Сумерки года

Измо­рось при­вет­ствую зонтом.

У крыльца раз­лит кле­но­вый суп.

Небо рых­лым серым животом

Трётся о пер­сты фаб­рич­ных труб.

Поте­рял красу реклам­ный щит.

Ветер, при­сми­ревший и незлой,

Трогает про­хожих за плащи,

Про­сится погреться под полой,

Не сдвигает шляпы набекрень,

Не взви­вает листья выше крыш.

Бед­ный, блед­ный коро­тышка день

Смот­рит, как запла­кан­ный малыш.

Хлюпает и тянет на себя

Оде­яло ран­ней темноты.

О наря­дах отня­тых скорбя,

Ропщут обнажён­ные кусты.

Строки утеше­нья всем даря,

Узенькой аллейкою бреду…

Тра­ур­ное цар­ство ноября.

…Самое печаль­ное в году.

Мети, метель!

Мети, метель! Зарав­ни­вай следы,

Как будто он не при­хо­дил сегодня.

Как будто я не ведаю беды

В канун желан­ной ночи новогодней.

Мети, род­ная, не жалей снегов,

И выбели мой дво­рик, сде­лай милость.

Как будто не зву­чало горьких слов,

Как будто рас­ста­ва­ние приснилось.

Да-​да, я задремала у окна.

Пока что сон дур­ной меня тревожит,

Но дев­ствен­ного снега белизна

Послед­ние сомне­нья уничтожит.

Мети, метель, ста­ра­тель­ней мети!

Пове­рить мне сей­час необходимо,

Что он спе­шит ко мне, что он в пути,

Что я нужна ему, что я любима.

Пунк­тир сле­дов, пере­черк­нувший жизнь,

В канун желан­ной ночи новогодней

Зарав­ни­вай, метель, кружись, кружись!

Как будто он не при­хо­дил сегодня.

Я буду ждать…

Татьяна МАРТАН-​КУБАНЦЕВА

г. Гайар, Франция, член СПК

Вдали от Родины

Гоню и нена­вижу этот сплин!

Но не могу найти ему замены.

Топлю свою тоску в бока­лах крас­ных вин.

И давят на меня фран­цуз­ский пото­лок и стены.

Ущерб несет меч­та­тель­ная суть

И в долг к душе истер­зан­ной влезает.

Мне б кры­льями спа­си­тельно взмахнуть.

Чтобы вне­запно не скольз­нуть у края.

Да что найти себя? Не поте­рять бы стыд!

Не разме­нять душев­ность на детали.

И Родину, Тавриду обрести.

Ту, что роди­тели мне при рож­де­нье дали!

Уже не другу, но и не врагу.

Задела.

За живое.

Ты бли­ста­тельно достала

До самых тон­ких окончаний.

Дотро­ну­лась до вет­хих струн души.

Меня не стало.

А Ты — Дыши!

***

Вспомни меня тогда,

Когда будешь отвергнут,

Когда посме­ётся кто-​то

Гру­сти твоей во след.

Любящих глаз моих взгляд

Ста­нет всему ответом.

Взгляд, поте­рявший смысл,

Замо­лен­ный дав­но­стью лет.

Воспоми­на­ние

Ночь.

Закры­ваю глаза.

При­кос­но­ве­ния -

Страст­ной души желания.

Свежий ветер в лицо,

Запах цве­тов, роса-​слеза.

В сере­дине груди,

Может даже чуть ниже -

Воспоми­на­ния.

Губ неж­ность,

Тепло твоих рук,

Мои опа­се­ния,

Твои ста­ра­ния.

Жар, трепет,

За ними покой,

Шёпот из букв.

Моих сомне­ний замкнулся круг.

Я снова в изгнании.

Сколько будет ещё таких разлук?

Где пре­дел терпе­ния — вер испытание?

А может ну, этих стра­хов — вор­чащих старух!

Нет дру­гой жизни земной,

Не преду­смот­рено мирозданием!

Анна БАЙДА, г. Евпа­то­рия, член СПК

Евпа­то­рийским поэтам

Не имея в кармане гроша,

Я пле­тусь мимо лаво­чек с книгами.

Загляну и начну не спеша,

Упи­ваться любимыми рифмами.

Про­давщица, заме­тив грабёж

Поэ­ти­че­ских стро­чек под ценником,

За порог меня: “Не сопрёшь!”,

Вста­нет гру­дью: “Мы здесь не в обменнике!”

Улыб­нусь и пойду в никуда,

Деклами­руя всё, что запомнила.

Ах ты, моло­дость! Ах вы, года!

Пусть поэт без гроша, слово — золото!

***

Пел сол­дат, гло­тая слезы,

Пел про рус­ские березы,

М. Мату­сов­ский

В пламени небо сгорает -

Сажа под серыми тучами.

Тьма города освящает

Пла­чем и бедами жгучими.

Горем война сжигает

Память о милом и доме.

Мать в сотый раз читает:

Я был убит, но не сломлен…”.

Вера все­гда будем с нами

Песнею-​птицей над Родиной,

Пес­ней, хра­нящей память

Дома да гор­сти смородины.

Песня спа­сает народы,

И лишь замол­кают пушки -

С чего начи­на­ется Родина?” -

С песни, чтоб серд­цем слушать.

Марина Тру­се­вич, г. Саки, член СПК

***

В мое окно сту­чится вьюга,

А в доме тихо и тепло.

Мы снова можем друг без друга,

И на душе спо­койно и светло.

Ушла бес­сон­ница — подруга

Из бес­ко­неч­но­сти ночей.

Опять мы можем друг без друга.

О днях ушед­ших больше не жалей.

И пусть наш сад под снегом умер,

И наша мальва умерла.

Зато мы можем друг без друга.

Любовь ушла. Спа­сибо, что была.

И все бы хорошо… В камине угли

Дрожат послед­ним утрен­ним теплом,

Но вот зачем мы друг без друга?

Ответа нет. Лишь вьюга за окном.

Романс

Моя рука, кото­рая по счету

Из заце­ло­ван­ных тобою блед­ных рук?

Осты­нет каменно в пред­чув­ствии разлук

Моя душа, заложен­ная черту.

Душа моя, кото­рая по счету

Из раз­ле­тевшихся в осколки хруп­ких душ?

При­зна­ний утрен­них бес­смыс­лен­ная глушь…

Мои слова вслед тво­ему уходу.

Слова мои, кото­рые по счету

Из не услышан­ных тобою роб­ких фраз?

О пере­пуган­ной и глу­пой, без прикрас

Моей любви, не знающей притворства.

О сколько их в объя­тья, как с обрыва

Упав в забве­нье, кануло во мгле..

Ты не счи­тал. Но я шепчу судьбе:

Спаси, Господь, его за миг счастливый…